В.П. Внуков. Артиллерия.

С зенитного станка

      Подойдем к стреляющей батарее и посмотрим, как она работает (рис. 287). Прежде всего нам бросается в глаза необычайное положение пушек: они спрятались в больших круглых ямах – окопах, из которых то показываются, то исчезают их стволы, откатывающиеся при каждом выстреле.
 
       Рис. 287. «Приспособленная» батарея на огневой позиции. Справа внизу – схема расположения приспособленной батареи
 
      Заглядываем в ямы и с удивлением замечаем, что там стоят, собственно говоря, вовсе не специальные зенитные орудия, а обычные, знакомые уже нам, дивизионные пушки: они только поставлены на особые зенитные станки. Перед нами «приспособленная» батарея.
      Как же ее приспособили к стрельбе по воздушным целям?
      Вы видите: пушки стоят своими колесами не на земле, а на особых тумбах – зенитных станках, сделанных из прочных железных полос (рис. 287). Нетрудно догадаться, зачем это сделано: благодаря подставке наибольший угол возвышения орудия сильно возрос (рис. 288), и, значит, основное препятствие, которое не позволяло из обычной «наземной» пушки стрелять по высоко летящему врагу, теперь устранено. Правда, и у приспособленного орудия остается «мертвая воронка», и притом весьма значительная (рис. 288), но все же она гораздо меньше, чем у орудия, стоящего прямо на земле.
 
       Рис. 288. «Мертвая воронка» и «мертвый сектор» при стрельбе из 76-миллиметровой пушки образца 1902 года с зенитного станка и с земли
 
      Самолеты противника, между тем, резко изменили свой курс и полетели вправо: они стремятся уйти от огня наших батарей. Однако «приспособленные» пушки не прекратили огня: зенитный станок позволяет не только высоко поднять ствол, но и быстро поворачивать орудие в любую сторону на полный круг.
      Если бы это была противотанковая пушка, повороты ее в стороны были бы ограничены раздвинутыми ее станинами, то-есть всего-навсего 1/6 частью круга.
 
       Рис. 289. При стрельбе по самолету нужно знать не только дальность до него и его азимут, но еще и его высоту
 
      Вот как ведут стрельбу из орудий, приспособленных для борьбы с самолетами.
      Прежде всего, здесь, кроме бинокля, пользуются специальными приборами, позволяющими достаточно быстро и точно определять координаты цели. Чтобы стрелять по наземной цели, обычно достаточно знать две ее координаты – дальность от орудия и направление (азимут). Когда же имеешь дело с целью в воздухе (рис. 289), двух координат уже оказывается мало.
      На рисунке ясно видно, что самолеты А, Б и В находятся в различных точках пространства, хотя и расстояния до них по горизонту, и азимуты их равны. Все дело, очевидно, в их различной высоте. В зенитной артиллерии прежде всего и определяют высоту цели, так как самолет обычно летит на одной и той же высоте; высота – наиболее постоянная координата самолета.
      Для определения координат самолета в приспособленных батареях пользуются специальными угломерами зенитной артиллерии – сокращенно их называют УЗА (рис. 290). Такой угломер укреплен на прочной треноге; он устроен так, что позволяет наблюдать самолет, не запрокидывая голову; по его шкалам определяют одновременно и азимут самолета, и его угол места, то-есть известный уже нам вертикальный угол между линией горизонта и линией цели (рис. 291). Но для определения высоты самолета одного УЗА мало – нужен второй, чтобы засечкой самолета построить два треугольника, тригонометрическое решение которых даст нужный ответ (рис. 291).
 
       Рис. 290. Угломер зенитной артиллерии (УЗА)
 
       Рис. 291. Так с помощью двух УЗА определяют высоту самолета
 
      Один из УЗА ставят на огневой позиции, а другой – на точно отмеренном от него расстоянии (200—400 метров), и одновременно наводят оба угломера на самолет (рис. 291). Высоту самолета можно определить из треугольника АВС, предварительно определив сторону этого треугольника АВ из треугольника АБВ. В действительности, однако, в бою нет надобности» заниматься сложным решением двух треугольников: готовое решение их быстро находят с помощью специальной номограммы (высотомерного графика) или особой логарифмической линейки.
      В том и другом случае достаточно знать лишь базу А Б и углы БАБ, АБВ и ВАС, которые как раз и определяют два наших угломера. Разыскав эти углы на графике (на шкалах логарифмической линейки), в пересечении соответствующих линий (на шкале движка) прямо читают высоту самолета.
      Так УЗА дают нам все три координаты самолета. Мы знаем теперь, где находится самолет в данный момент. Но этого нам, мало: нам надо еще узнать, где будет он находиться в момент выстрела. Иными словами, нам нужно узнать скорость самолета.
      Как же ее узнают?
      По высоте и по угловым координатам, полученным с УЗА, – на планшете (рис. 292) наносят точку – проекцию самолета на горизонт.
 
       Рис. 292. Достаточно два раза определить координаты самолета и нанести их на зенитный планшет, чтобы можно было уже определить скорость самолета и его положение в момент выстрела
 
      Через несколько секунд снова измеряют координаты самолета – они оказываются уже другими, так как самолет за это время переместился. На планшет наносят и эту вторую точку. Теперь остается измерить расстояние на планшете между этими двумя точками и разделить его на число секунд, которое прошло между двумя измерениями. Это и будет скорость движения самолета.
      Таким образом, мы знаем уже очень многое о нашей цели. Нам известно, на какой высоте и с какой скоростью летит самолет, знаем мы и направление, в каком он летит. Остается лишь решить, где окажется самолет в момент выстрела и в момент разрыва снаряда.
      Зная скорость самолета и «работное время», то-есть время, необходимое для выполнения всей подготовительной к выстрелу работы, определяют положение самолета в момент выстрела, пользуясь тем же планшетом (рис. 292). А задачу встречи самолета и снаряда решают с помощью «Таблиц стрельбы».
      У двух артиллеристов – «читателей таблиц» – в руках небольшие книжки с клапанами по бокам и сверху, наподобие алфавитных записных книжек.
      Услышав команду командира батареи, например: «Высота 32. Скорость 50» (высота в гектометрах, то-есть 3 200 метров, а скорость в метрах в секунду), «читатели» тотчас же отыскивают, по клапанам с надписью «32» и «50», нужные им страницы «Таблиц».
      На этих страницах в соответствующих строках и столбцах напечатаны вычисленные заранее установки орудия для различных положений самолета относительно батареи. Но положение самолета к моменту выстрела уже известно – данные о нем передают с планшета, и по этим данным один «читатель» находит в «Таблицах» необходимую установку трубки и угол возвышения орудия, а другой в своих «Таблицах» – установку угломера.
      Артиллеристы у орудий быстро принимают эти установки, заряжают пушки и продолжают держать орудия наведенными в самолет.
      В тот самый момент, когда стрелка секундомера пробегает последнюю секунду назначенного командиром «работного времени», раздается команда «Огонь!». Все уже готово, и все орудия стреляют сразу. Они посылают свои снаряды не туда, где находится самолет сейчас, а в «упрежденную точку», то-есть туда, где, по расчетам, должны встретиться снаряд и летящий самолет (рис. 293).
 
       Рис. 293. Стрелять надо не в ту точку, где находится самолет в момент определения его координат или в момент выстрела, а в «упрежденную точку», расположенную на будущем пути самолета
 
      Работа на батарее идет быстро и четко. Залпы следуют один за другим через 12 секунд. Снаряды рвутся где-то совсем уже близко от самолетов.
 
Зенитные установки времен мировой войны 1914—1918 годов
       Рис. 294. Зенитные установки времен мировой войны 1914—1918 годов
 
      И вот мы видим: враг не рискует прорваться через завесу. Самолеты поворачивают назад. Батарея посылает вдогонку им еще пару залпов и умолкает.
      «Таблицы стрельбы» показывают: самолеты находятся там, где «приспособленная» батарея уже не может попасть в них своими снарядами, – самолеты ушли в «мертвый сектор обстрела» (рис. 288). Мы подняли орудие на зенитный станок и этим увеличили его наибольший угол возвышения, способность стрелять круто вверх; но, к несчастью, при этом мы увеличили также и наименьший угол возвышения. Уменьшилась мертвая воронка, но появился другой недостаток: мертвый сектор.
      Как видим, приспособленные орудия, хотя и могут бороться с воздушным врагом, но имеют много недостатков, из которых главный – незначительная зона обстрела. Современные самолеты пролетают эту зону всего лишь в две-три минуты. Значит, только эти две-три минуты и отводятся «приспособленной» зенитной батарее для стрельбы.
      Понятно поэтому, что в наши дни небывалого роста воздушного флота опираться в борьбе с ним на приспособленные орудия уже нельзя. И они остались лишь как вспомогательное средство борьбы.
      Основным же средством зенитной обороны являются теперь во всех странах специальные зенитные орудия.
      Появились эти орудия почти одновременно с боевыми самолетами. Уже в начале мировой войны, в 1914 году, несколько таких орудий было на фронте.
      Однако до самого конца этой войны во всех странах специальных зенитных пушек было немного, и борьбу с самолетами вели главным образом «приспособленные батареи». Самолеты тогда летали сравнительно низко и с небольшой скоростью, поэтому и «приспособленные батареи» могли успешно бороться с ними.
      Какими различными, иногда простейшими, кустарными способами приспосабливали обыкновенные пушки для стрельбы по самолетам, видно из рисунка 294.
      Но самолеты непрерывно совершенствовались во время мировой войны и после ее окончания.
      Вместе с самолетами непрерывно совершенствовались и зенитные пушки. В 1915—1916 годах самолеты, летающие на высоте свыше двух километров, могли не бояться огня зенитной артиллерии; в 1918 году их безопасность обеспечивалась уже только на высоте четырех километров. В 1915—1916 годах на каждый сбитый самолет тратили в среднем около 11 000 снарядов, а в 1918 году – всего лишь 2 000. Но и эти достижения зенитной артиллерии давно уже устарели. За два десятилетия после окончания мировой войны во всех странах создано множество новых, гораздо более совершенных, зенитных орудий, которые могут забрасывать свои снаряды на высоту до десяти километров.
      А благодаря новым автоматическим «приборам управления огнем» число снарядов, необходимое для поражения самолета, стало во много раз меньше, чем в 1918 году: по опыту войны в Испании на каждый сбитый зенитными орудиями самолет теперь приходится примерно лишь 150 снарядов.
Читать далее


Содержание

Война окончена 1-я страница


адрес сайта

Случайная статья:

Great Patriotic War cavalry

Гражданская война на Украине, июль 2014

SU-76: WW2 light Self-Propelled Artillery Gallery

T-50 Light Tank Photo Gallery

PG monster's links