В.П. Внуков. Артиллерия.

Глава тринадцатая
Враг в воздухе

Трудная цель

      Трудно стрелять по быстро движущемуся танку. Быстро и точно должен артиллерист наводить орудие, быстро заряжать, как можно скорее выпускать снаряд за снарядом. И естественно, что лучшие результаты дает стрельба по танку из специального противотанкового орудия, хотя, как мы видели, и полковая пушка отлично справляется с танками.
      Все дело в удобстве: противотанковое орудие специально приспособлено для стрельбы по быстро движущейся цели. В этом и заключается его преимущество.
      Но вот враг появился в воздухе. Самолеты противника решили содействовать своим войскам атакой сверху. Очевидно, артиллеристы должны помочь нашим войскам и в этом случае. Ведь у них в руках имеется мощное орудие, которое только что справилось с бронированным чудовищем. Неужели же из него нельзя поразить хрупкие машины, так четко вырисовывающиеся на безоблачном небе?
      На первый взгляд может показаться, что нет смысла даже ставить такой вопрос. Противотанковое орудие бросает свои снаряды на расстояние до семи километров, а самолеты, опасные для пехоты, летают обычно над полем боя не выше двух-трех километров. Как будто бы все дело лишь в уменье!
      Однако в действительности это совсем не так. В наши дни едва ли придет в голову кому-либо стрелять по самолетам из противотанковой пушки.
      Но допустим, что вы все же попытались бы это проделать.
      В вашем распоряжении знакомая уже вам 37-миллиметровая противотанковая пушка. Вы ее командир. Вы видите на высоте примерно двух километров несущиеся к вам самолеты противника. Вы быстро решаете встретить их огнем, понимая, что нельзя терять ни одной секунды. Ведь за каждую секунду воздушный враг приближается к вам примерно на сотню метров.
 
Враг в воздухе
       Рис. 284. Самолет был виден под углом в три «тысячные»
 
      Вы уже знаете, что при всякой стрельбе прежде всего надо знать расстояние до цели, ее дальность.
      Как же определить дальность до самолета?
      Оказывается, это вовсе не легко.
      Расстояние до танков противника вы определяли достаточно точно на-глаз: вы знали местность, вы представляли, как далеко отстоят от вас выбранные заранее ориентиры. Пользуясь этими ориентирами, вы и определяли, на каком расстоянии от вас находится цель.
      Но в небе ведь нет никаких предметов, никаких ориентиров. Определить на-глаз, далеко или близко находится самолет, на какой высоте он летит, – очень трудно: можно ошибиться не только на сотню метров, но даже и на один-два километра. Вот когда особенно пригодился бы дальномер! Но его нет при вас. А секунды бегут…
      Вы хватаетесь за бинокль и решаете, хотя бы приблизительно, определить дальность до головного неприятельского самолета по его угловому размеру.
 
       Рис. 285. Зная величину угла и размах крыльев самолета, вы вычисляете расстояние до самолета
 
      Нелегко навести бинокль на маленькую цель в небе: чуть дрогнет рука, и пойманный было самолет уже исчезает из поля зрения бинокля!
      Но вот, почти случайно вам удается уловить момент, когда сетка бинокля приходится как раз против самолета (рис. 284). В этот момент вы и решили задачу о том, как велико расстояние от вас до самолета.
      Вы видите: самолет укладывается чуть больше чем в половину маленького деления сетки – иначе говоря, размах крыльев его виден под углом в три «тысячные». По очертаниям самолета вы узнали в нем легкого бомбардировщика; размах крыльев такого самолета равен примерно 15 метрам. Не задумываясь, вы решаете, что дальность до самолета – 5 000 метров, то-есть 5 километров (рис. 285).
      Рассчитывая дальность, вы, понятно, не забываете и о времени: взгляд ваш падает на секундную стрелку – часов и вы запоминаете тот момент, когда определили дальность самолета.
      Быстро подаете вы команду:
      «По самолету.
      Гранатой.
      Отражатель ноль.
      Угломер 30-00.
      Прицел 60».
      Наводчик сноровисто выполняет вашу команду. Вот он выдвинул прицел и быстро крутит рукоятку подъемного механизма, не отрывая глаза от панорамы.
      Вы тревожно считаете секунды. Когда вы командовали прицел, вы учитывали, что на подготовку орудия к выстрелу понадобится 10 секунд (это – так называемое «работное время»), а на полет снаряда до цели – еще примерно 10 секунд. Но за эти 20 секунд самолет успеет приблизиться на две тысячи метров. Поэтому-то вы и скомандовали прицел не на пять, а на три тысячи метров, то-есть прицел 60. Значит, если орудие не будет готово к выстрелу через 10 секунд, если наводчик опоздает хотя бы на секунду, все ваши расчеты пойдут насмарку, – орудие пошлет снаряд в точку, которую самолет уже пролетел.
      Осталось только две секунды, а наводчик все еще работает маховиком подъемного механизма.
      «Быстрее наводить!» – кричите вы наводчику.
      Но в этот момент рука наводчика останавливается. Подъемный механизм больше не двигается: орудию придан наибольший возможный для него угол возвышения, но цели – самолета – в панораме не видно.
      Самолет находится за пределами досягаемости орудия (рис. 286): ваше орудие не может попасть в него, потому что траектория противотанкового орудия поднимается не выше одного километра, а самолет летит на высоте двух километров.
 
       Рис. 286. Придать орудию угол возвышения больше 25 градусов нельзя, и, значит, в самолет на высоте двух километров попасть из этой противотанковой пушки невозможно
 
      В этот момент вокруг самолета появляются серии дымков от разрывов, и вы слышите сзади частый огонь орудий.
      Это встречают воздушного врага какие-то другие наши орудия.
      Почему же им удалось то, что для противотанковой пушки оказалось непосильным?
Читать далее


Содержание

Война окончена 1-я страница


адрес сайта

Случайная статья:

О порядке выдачи водки войскам Действующей армии

Работа батареи корпусной артиллерии

Soviet expert fighter pilots of WW2 - Советские асы ВОВ

Russian Yakovlev fighters of WW2

Бронетранспортеры БТР-3 в гражданской войне